Игорь Лебеденко: «Трудно понять, как «Сатурн» довели до второй лиги»

Один из лидеров «Арарата», экс-игрок «Сатурна» о предстоящей игре против бывшего клуба, голах на старте сезона, увлечениях детей, Алессандро Дель Пьеро, преданности и предательстве. 

— В первых двух турах Вам удалось забить. Можно ли назвать первый гол одним из самых красивых в карьере, а второй одним из самых курьезных? 

— Да, наверное, так и есть. Дальние удары не мое основное оружие, но иногда получается. Раз в год стреляю (смеется). 

— Вы играли на многих позициях: и справа, и слева, в центре нападения. Есть ли у Вас любимая позиция, на которой приятнее играть? 

— Я вполне комфортно чувствую себя, когда не загоняют в рамки, когда ты можешь действовать по всем флангам атаки, в центре. Играть на передней линии основного форварда уже, наверное, тяжеловато. Я очень давно не играл на этой позиции. Хотя временами, при определенных проблемах в команде, приходилось. 

— Игорь Лебеденко известен как один из главных модников отечественного футбола. Откуда это пришло, кто-то занимается имиджем или все от себя? 

— Нет, имиджем никто не занимается, тем более я не особо афиширую, так что нельзя сказать, что я модник. 

— Многие привыкли, что у Вас длинные волосы… 

— Так из-за прически? Длинные волосы – это была давнишняя история. В дубле «Торпедо» поспорили втроем с Ильей Абаевым и Александром Гориным, кто первый пострижется, вследствие чего у всех троих были длинные волосы. Абаев, например, до сих пор с длинными волосами ходит. Мне все-таки пришло время сменить прическу три года назад. На счет Сашки не знаю, постригся или нет, давно не виделись. 

— Впереди игра с «Сатурном», какие воспоминания остались о команде? 

— Воспоминания только хорошие и уважительные. Все-таки два с половиной года там провел. Конечно, были и хорошие периоды и не очень, с некоторыми руководителями не получилось сработаться. Но в основном мои воспоминания о команде положительные. База, стадион – все было на высшем уровне. Трудно понять, как у нас в футболе случается, что команда, имея такую инфраструктуру, школу, болельщиков играет во второй лиге. 

— Кого бы назвали самым сильным партнером, из тех с кем приходилось вместе выступать? 

— Да так и не назову. Все-таки кого-то выделять значит кого-то обидеть. Все ребята хорошие, высокого уровня. Большее количество голов я забил именно благодаря партнерам. И в «Торпедо», и в «Сатурне», и в «Локомотиве», и в «Тереке», и в «Арарате» — все молодцы. 

— Что Вам в людях больше всего нравится, а что, наоборот, не терпите? 

— В человеке уважаю преданность, а предательство – никогда не прощу. 

— У Вас трое детей, пойдут ли они по стопам отца? 

— Старший занимается футболом, средний хоккеем, а младший пока еще не выбрал, маленький пока, позже посмотрим. Конечно у нас спортивная семья. Но я не буду настаивать на том, чтобы мои дети были профессионалами. Пройдя этот путь, ты понимаешь: жизнь интересная конечно, но многое должно сложиться, чтобы именно ты вылез наверх из этих 35, 50, 100 человек, попал в первую команду. Если дети будут работать в этом направлении, им это будет нравиться, то противиться не буду, в то же время, если у них не получится – не расстроюсь. Все-таки есть жизнь и вне спорта. 

— Был ли у Вас футболист, на которого равнялись в детстве? 

— Я никогда не фанател от футбола и на стадион не ходил, в отличие от ребят во дворе. Кумиров себе не выбирал, первое, что приходит на ум — Алессандро Дель Пьеро, который забивал почти в каждой игре Лиги Чемпионов. Тогда и «Ювентус» был в полном порядке. Раванелли, Виалли, позже Зидан. Классная команда была. 

— Как попали в футбол? 

— Отец устал от того, что я все время мяч гонял. В шесть лет отвел меня в лужниковскую школу ФШМ, которая в дальнейшем стала торпедовской. Выбрал просто по территориальному принципу, чтобы рядом с домом было. Кстати, с Маратом Измайловым там вместе начинали. Еще не было 83-года рождения и меня взяли в 82-ой. Год или два я там позанимался, а потом в свою возрастную группу отправили. Ну а 
дальше потом пошло-поехало. Задачи перед собой не ставил, просто занимался. 

— Если не футбол, то что? 

— Не знаю, никогда не думал даже. Я думаю, все пацаны, которые играют и любят футбол где-то до двадцати пяти лет еще мечтают о какой-то карьере. Ты оказываешься загнанным в своего-то рода «спортивный коридор» и нигде кроме спорта себя больше не видишь. А для детей я хочу выбрать несколько направлений — и спортивное, и образование, и хобби. Чтобы если вдруг не получится в спорте, они всегда знали, где себя найти. Глядя на своих ровесников, видно, что многие и до тридцати лет не нашли себя. Это страшно.

Источник: vk.com/fcararatmsk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.